Предикторы миопии как отправная точка для начала активных мер по предупреждению её развития - Сайт Перифокал 2018

Очковые линзы Perifocal - безопасное многофакторное воздействие на миопию
Очковые линзы Perifocal - безопасное многофакторное воздействие на миопию
Perifocal
Перейти к контенту

Предикторы миопии как отправная точка для начала активных мер по предупреждению её развития

Для специалистов > Предикторы близорукости
Предикторы миопии как отправная точка для начала активных мер по предупреждению ее развития

Российский офтальмологический журнал, 2018; 3: 107-112

Е.П. Тарутта - д-р мед. наук, профессор, начальник отдела патологии рефракции,
бинокулярного зрения и офтальмоэргономики 1
О. В. Проскурина - д-р мед. наук, ведущий научный сотрудник отдела патологии рефракции,
бинокулярного зрения и офтальмоэргономики 1
Н.А. Тарасова - канд. мед. наук, старший научный сотрудник отдела патологии рефракции,
бинокулярного зрения и офтальмоэргономики"
Р.А. Ибатулин - канд. мед. наук, главный врач 2
А. С. Ковычев - заместитель директора 2
1 - ФГБУ «Московский НИИ глазных болезней им. Гельмгольца» Минздрава России,
105062, Москва, ул. Садовая-Черногрязская, д. 14/19
2 - ООО «Арт-Оптика», 117461, Москва, ул. Каховка, д. 33, корп. 1

В обзоре подробно анализируются научные данные о предикторах миопии. В качестве наиболее надежных предикторов указываются: циклоплегический сферэквивалент осевой рефракции менее +0,75 D у детей до 6 лет, осевая длина более 23,5 мм при рефракции глаза <= +1,0 D, близорукость у родителей, соотношение длины глаза и радиуса роговицы (AL/CR) менее 3, соотношение аккомодативной конвергенции и аккомодации (АК/A) более 4 Δ/D, псевдомиопия, гетерофории более 4 Δ, сила внеосевой рефракции носовой половины глаза в 20–30° выше височной на обоих глазах более чем на 0,5 D, гиподинамия при высокой зрительной нагрузке. Представлены меры профилактики развития миопии: соблюдение режима зрительной нагрузки — эргономичных стереотипов выполнения зрительной работы вблизи, создание бинокулярного центрального и периферического миопического дефокуса — назначение плюсовых очков или очков с оптическими линзами Perifocal с центральной рефракцией +0,25 D для постоянного ношения, домашние упражнения для тренировки аккомодации, занятия физкультурой и спортом, пребывание на открытом воздухе не менее 90 мин в день в светлое время суток.

Ключевые слова: миопия, профилактика миопии, предикторы миопии, миопический дефокус.

Для цитирования: Тарутта Е.П., Проскурина О.В., Тарасова Н.А., Ибатулин Р.А., Ковычев А.С. Предикторы миопии как отправная точка для начала активных мер по предупреждению ее развития. Российский офтальмологический журнал. 2018; 11 (3): 107-12. doi: 10.21516/2072-0076-2018-11-3-107-112

Всемирная организация здравоохранения в программе «Профилактика слепоты в мире к 2020 году» определила близорукость как одну из пяти наиболее приоритетных нозологий, требующих активной профилактики [1].
Систематический обзор и мета-анализ с использованием данных 145 исследований, охватывающих 2,1 млн участников, показал, что к 2050 г. в мире произойдет произойдет значительное увеличение количества близоруких и почти 1 млрд человек будут иметь высокую близорукость [2].
Современные методы воздействия на прогрессирующую миопию, несомненно, повысили эффективность ее контроля, но на сегодняшний день для противодействия миопизации населения следует сделать акцент на профилактике возникновения миопии [3–5].

Знаменитый исследователь миопии, профессор Университета штата Огайо Дональд О. Мутти 15 декабря 2017 г. в своей лекции заявил, что каждый год отсрочки возникновения миопии является 100 % результатом в контроле близорукости.
В отечественной системе борьбы с миопией традиционно уделяется большое внимание мерам ее профилактики [6–8]. Формирование групп риска на основе высоко достоверных предикторов миопии и активные лечебно-профилактические меры способствуют сдерживанию распространения миопии и снижают риски ее развития до высоких степеней. На сегодняшний день накоплен большой научный материал, свидетельствующий о наличии высоко достоверных предикторов миопии, которые должны активно использоваться в офтальмологической практике. Из многочисленных работ, в которых изучались особенности изменения осевой рефракции у детей перед началом развития миопии, наиболее заметным является обсервационное когортное исследование, проходившее с 1989 по 2010 г. на 5 клинических объектах, в котором участвовало 4512 детей в базовом возрасте от 6 до 12 лет [4]. В этом исследовании оценивалась степень достоверности 13 вероятных предикторов миопии, включающих: сферэквивалент исходной осевой рефракции, наследственность (1 или 2 близоруких родителя), продолжительность зрительной деятельности ребенка вблизи, время, проведенное ребенком на открытом воздухе, осевая длина глаза, толщина хрусталика, сила преломления роговицы, преломление хрусталика, соотношение аккомодативной конвергенции и аккомодации (AК/A), значение внеосевой (периферической) рефракции; аккомодационный ответ и величина астигматизма по меридианам (горизонтальному/вертикальному или косым). Исследование показало, что 414 детей стали близорукими в возрасте от 7 до 13 лет. Согласно статистическому анализу данных, полученных в этом исследовании, 8 из 13 вероятных предвестников миопии действительно могут расцениваться как факторы повышенного риска развития миопии у детей. В литературе есть многочисленные данные о значении фории, псевдомиопии, запаса относительной аккомодации, знака сферической аберрации, влияния окружающей среды, образования и урбанизации как факторов риска развития миопии в детском возрасте [3, 9–14].
Рассмотрим известные факторы риска развития миопии, которые многие исследователи считают наиболее важными. Сферэквивалент исходной осевой рефракции. Анализ данных упомянутого выше исследования [4] показал, что циклоплегический сферэквивалент осевой рефракции менее +0,75 D у детей 6 лет является самым высоко достоверным прогностическим признаком развития миопии в будущем с вероятностью 95 %. Авторы полагают, что достаточным основанием для включения ребенка в группу риска развития миопии могут служить данные рефрактометрии. Этот предиктор является актуальным для детей 6–11 лет, что согласуется с результатами более ранних исследований [15].
Наследственность. Несомненно, наиболее «популярным» предвестником миопии является наличие близорукости у родителей. Наследственный фактор значительно увеличивает вероятность развития миопии у детей, причем с более высокой степенью риска и более ранним началом процесса в случаях, когда оба родителя близоруки, в отличие от семей, где близорук только один из них [16]. Если один родитель близорук, то риск развития миопии у ребенка увеличивается в 2–3 раза, а если оба родителя близоруки, то вероятность миопизации ребенка удваивается [17]. Шансы на развитие миопии оцениваются как 0,28 без близоруких родителей, а при наличии обоих близоруких родителей увеличиваются до 0,84. Высок риск развития миопии, если хотя бы один родитель
имеет близорукость высокой степени [9].
Влияние окружающей среды, образования, урбанизации. Имеются убедительные доказательства существования тесной взаимосвязи между генетикой и окружающей средой, и высокая распространенность миопии является результатом адаптации к влиянию экологических изменений, связанных с ростом образования и урбанизации [6, 9–11, 18].
В результате изучения причин развития миопии у китайских детей отмечено превалирование многофакторных и полигенных моделей, где генетический вклад остается постоянным, а влияние окружающей среды существенно увеличилось за последние три поколения [3]. Этот вывод подтверждает исследование, в котором несколько этнических групп, подвергшихся воздействию одних и тех же условий окружающей среды, оказались с тем же уровнем близорукости, несмотря на значительные генетические различия [19].
По мнению авторов, любая эффективная стратегия борьбы с миопией должна больше принимать во внимание экологические аспекты, чем генетические. Время работы вблизи и время, проведенное ребенком на открытом воздухе. Многочисленные исследования последнего времени подтверждают более ранние исследования, проведенные в нашей стране [6, 18]: дети, которые проводят больше времени на открытом воздухе, имеют гораздо меньшую вероятность развития миопии. Так, у детей в возрасте 12 лет с непродолжительным пребыванием на улице (до 1,6 ч в день) и внешкольной учебной нагрузкой более 3 ч в день шансы стать близорукими в 2–3 раза выше, чем у их сверстников с длительным пребыванием на открытом воздухе (более 2,8 ч в день) и внешкольной учебой до 2 ч в день. Автор полагает, что, поощряя детей к чтению, важно сбалансировать зрительную нагрузку, сократив другие виды досуга,
связанные с работой вблизи, и обеспечить ребенку больше времени на открытом воздухе. Отмечено, что среднее активное дневное пребывание на открытом воздухе в течение 90 мин существенно снижает риск близорукости у подростков [20], а у эмметропичных детей двух близоруких родителей, проводящих более 14 ч в неделю на открытом воздухе, на 20 % снижается вероятность развития миопии [21].
Осевая длина глаза и сила преломления роговицы. Аксиальная длина глаза рассматривается как очевидный предиктор миопии. Независимо от генетического фона, эмметропичные дети рискуют стать близорукими, если осевая длина их глаз превышает 23,5 мм [15]. Однако, по мнению известных канадских ученых B. Michaud, P. Simard [22], соотношение между осевой длиной и радиусом кривизны роговицы (AL/CR) представляется лучшим предиктором развития близорукости. В исследовании, проведенном методом «поперечного сечения» с использованием кластеризованной случайной выборки, участвовало 4686 детей в возрасте от 6 до 12 лет. Анализ данных обследования 3922 детей статистически достоверно показал с чувствительностью 72,98 % и специфичностью 90 %, что соотношение AL/CR менее 3 является предвестником миопии [23]. Авторы отметили, что это более точный предвестник миопии, чем показатели аксиальной длины глаза и рефракции, взятые отдельно, что согласуется с результатами более ранних исследований [24].
Гетерофория. Некоторые работы свидетельствуют о том, что гетерофория более 4Δ, по-видимому, является фактором риска возникновения близорукости у детей, но его чувствительность и специфичность не столь высока, как у других предикторов [25, 26].
Гораздо более информативным является АК/А. AК/A. Увеличение коэффициента AК/A также может являться значительным фактором риска возникновения миопии в период от 6 до 11 лет [27]. Этот фактор выявляется за 2 года до начала миопии [28].
В другом исследовании показано, что увеличение AК/A может выявляться за 4 года до наступления миопии и перед началом миопии достигает в среднем 7 Δ/D, сохраняясь у эмметропичных детей на уровне 4 Δ/D (р < 0,01). Это, по мнению авторов, связано с большим отставанием аккомодации [29].
В более раннем исследовании выявлено, что у детей, не страдающих близорукостью, при величине AК/A = 5,84 Δ/D и более повышается риск развития миопии в течение 1 года в 22,5 раза (95 %) [30].
Авторами также отмечено, что у детей с осевой рефракцией +0,75 и значением AК/A = 5,84 Δ/D и более риск развития миопии в течение года увеличивался дополнительно в 3,21 раза (95 %). В другом исследовании у детей, ставших близорукими, за 1 и 2 года до ее развития выявлены более высокие показатели AК/A (p < 0,01), чем у детей, которые остались эмметропами [28]. По мнению авторов, значительно более высокие коэффициенты AК/A у детей, которые стали
близорукими, являются результатом слабой работы аккомодации.
Аккомодационный ответ. Низкая чувствительность аккомодации и ответ на расфокусирование изображения в фовеа может являться самостоятельным предиктором миопии [31–37]. Снижение аккомодационного ответа вблизи и длительная
зрительная работа на коротких дистанциях с низким наклоном головы являются прогностически значимыми факторами для оценки вероятности развития миопии [18, 28, 38].
Псевдомиопия — состояние, при котором манифестная рефракция миопическая, а циклоплегическая — эмметропическая или даже гиперметропическая, может предшествовать развитию миопии. А.И. Дашевский [13] полагал, что псевдомиопия
всегда предшествует близорукости. Наличие псевдомиопии увеличивает риск развития миопии в 3,03 раза, частота псевдомиопии у детей, у которых впоследствии развилась миопия, может достигать 77,8 % [12].
Сферическая аберрация. Известно, что сферическая аберрация (СА) оказывает физиологическое влияние на развитие глаза [33–37]. Положительная СА ингибирует его рост, снижая тенденцию к развитию близорукости [39–41]. При правильном рефрактогенезе при фиксации вдаль у детей до 6 лет превалирует отрицательная СА, а после 6 лет и до конца жизни — положительная. Устройства, обеспечивающие присутствие в глазу положительной аберрации, способны сдерживать развитие миопии [33, 42].
Значение внеосевой рефракции. Исследование 140 детей в возрасте от 7 до 11 лет, в котором исходно и через ~ 30 мес измерялся контур сетчатки путем определения разницы осевой и внеосевой длины глаза в 20° в главных меридианах, выявило значительную корреляцию (г = 0,207, р = 0,049) между началом развития миопии и изначально более крутым контуром сетчатки с височной стороны (чем круче контур сетчатки, тем больше в этой области относительная периферическая дальнозоркость). При этом сила внеосевой рефракции носовой половины глаза в 20–30° выше височной на обоих глазах более чем на 0,5 D по сферэквиваленту, может служить надежным маркером развития миопии [43].
Таким образом, исходная форма глаза может быть фактором риска развития близорукости. Эти выводы согласуются с результатами исследования, где отмечено, что соотношение величин off-axis рефракции в 30° носовой и височной половин сетчатки часто может меняться в период от начала прогрессирования до стабилизации близорукости, а более крутой контур носовой половины сетчатки в сравнении с височной наиболее характерен для стабильной миопии. Усиление рефракции в височной, а не носовой половине глаза выявлено в модельных экспериментах на приматах при индуцировании гиперметропического дефокуса, что, по мнению авторов, является компенсаторной реакцией на осевое удлинение [44].
Различную степень вовлеченности в процесс развития миопии носовой и височной половин глаза подтверждают результаты работы, где исследовалось изменение внеосевой рефракции при аккомодации [45]. Выявлено, что у миопов off-axis рефракция в 40° носовой половины сетчатки при аккомодации (фиксация на 25 см) изменяется на 1,1 D слабее, чем у эмметропов, а в височной — на 1,7–2,0 D слабее, чем у эмметропов. Авторы полагают, что риск развития близорукости возрастает, если глаз активно не меняет кривизну сетчатки во время работы вблизи. О том, что прогрессирование близорукости может быть связано с асимметричными изменениями в периферическом профиле сетчатки, а именно, с изменением преломления и активным усилением в носовой половине глаза, заявлено также авторами двух других исследований [46, 47].
Согласно данным литературы, предупреждение или отсрочка начала возникновения миопии может снижать риски развития миопии высокой степени [48, 49]. Чем позже начало близорукости, тем меньше ее конечная величина [12, 18]. Моделирование показало, что воздействие на миопический процесс с эффективностью 33 % приведет к снижению частоты близорукости высокой степени на 73 %, а с 50%-ной эффективностью приведет к 90 % уменьшению близорукости высокой степени [50].
Таким образом, для повышения эффективности лечения прогрессирующей миопии отправной точкой начала терапевтического воздействия должен стать период проявления предвестников начинающейся миопии. Многочисленные данные литературы свидетельствуют о том, что достоверными предикторами миопии могут считаться следующие 9 показателей.
1. Циклоплегический сферэквивалент осевой рефракции менее +0,75 D у детей до 6 лет:
2. Осевая длина более 23,5 мм при рефракции глаза <= +1,0D.
3. Близорукость у обоих родителей или близорукость высокой степени у одного из родителей.
4. Соотношение AL/CR менее 3.
5. Соотношение АК/A более 4 Δ/D.
6. Псевдомиопия.
7. Гетерофории более 4 Δ.
8. Сила внеосевой рефракции носовой половины глаза в 20–30° выше височной на обоих глазах более чем на 0,5 D по сферэквиваленту.
9. Гиподинамия при высокой зрительной нагрузке.
Для профилактики развития миопии могут быть рекомендованы следующие меры:
1. Соблюдение режима зрительной нагрузки.
В частности, выработка эргономичных стереотипов выполнения зрительной работы вблизи (дистанция до объекта зрительной работы вблизи 35–40 см, продолжительность непрерывной зрительной работы вблизи не более 35 мин). Минимизация периода общения с электронными носителями информации.
2. Плюсовые очки для постоянного ношения в группах риска для создания бинокулярного миопического дефокуса [51, 52]. Использование очков с оптическими линзами Perifocal с центральной рефракцией +0,25 D для создания центрального и периферического бинокулярного миопического дефокуса, повышения аккомодации, формирования положительной сферической аберрации в глазу.
3. Домашние упражнения для тренировки аккомодации.
4. Занятия физкультурой и спортом (бадминтон, плавание, теннис).
5. Пребывание на открытом воздухе не менее 90 мин в день в светлое время суток.
Среди мер, направленных на охрану и укрепление здоровья обучающихся в общеобразовательных учреждениях, согласно действующим рекомендациям МЗ РФ, отмечена важность раннего выявления так называемых групп риска [7], что также поддерживается федеральными клиническими рекомендациями «Миопия у детей» [8].

Конфликт интересов: отсутствует.
Прозрачность финансовой деятельности: никто из авторов не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах.

Литература /References
1. Dandona R., Dandona L. Refractive error blindness. Bull. World Health Organ. 2001; 79: 237–43.
2. Holden B.A., Fricke T.R., Wilson D.A., et al. Global prevalence of myopia and high myopia and temporal trends from 2000 through 2050. Ophthalmology. 2016; 123 (5): 1036–42. doi: 10.1016/j.ophtha.2016.01.006
3. Zadnik K., Satariano W.A., Mutti D.O., Sholtz R.I., Adams A.J. The effect of parental history of myopia on children’s eye size. JAMA. 1994; 271 (17): 1323–7.
4. Zadnik K., Sinnott L.T., Cotter S.A., et al. Prediction of Juvenile-Onset Myopia. JAMA Ophthalmol. 2015; 133 (6): 683–9. doi:10.1001 / jamaophthalmol.2015.0471
5. Guggenheim J.A., Northstone K., McMahon G., et al. Time outdoors and physical activity as predictors of incident myopia in childhood: a prospective cohort study. Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. 2012; 53 (6): 2856–65. doi: 10.1167 / iovs.11-9091..
6. Аветисов Э.С. Близорукость. Москва: Медицина, 1999. Avetisov E.S. Myopia. Моscow: Meditsina; 1999 (In Russian).
7. Методические рекомендации по проведению профилактических мероприятий, направленных на охрану и укрепление
здоровья обучающихся в общеобразовательных учреждениях. Рекомендации МЗ РФ. Москва: 2008. Guidelines for preventive measures aimed at the protection and strengthening of health of children in schools. Ministry of Health (Russia) recommendations. Моscow; 2008 (In Russian).
8. Федеральные клинические рекомендации «Диагностика и лечение близорукости у детей». Российская педиатрическая
офтальмология. 2014; 2: 49–62. Federal clinical recommendations “Myopia in children, diagnostics and treatment”. Russian pediatric ophthalmology. 2014; 2: 49–62 (In Russian).
9. Wu M.M., Edwards M.H. The effect of having myopic parents: an analysis of myopia in three generations. Optom. Vis Sci. 1999; 76 (6): 387–92.
10. Wojciechowski R. Nature and nurture: the complex genetics of myopia and refractive error. Clin Genet. 2011; 79 (4): 301–20. doi:10.1111 / j.1399-0004.2010.01592.x
11. Morgan I., Rose K. How genetic is school myopia? Prog. Retin. Eye Res. 2005; 24 (1): 1–38.
12. Онуфрийчук О.Н., Розенблюм Ю.З. Закономерности рефрактогенеза и критерии прогнозирования школьной миопии. Вестник офтальмологии. 2007; 6: 22–4. Оnufriychuk О.N., Rozenblum Yu.Z. Regularities of the refractogenesis of school myopia and criteria for its prediction. Vestnik oftal’mologii. 2007; 6: 22–4.
13. Дашевский А.И. Ложная близорукость. Москва: Медицина, 1973. Dashevskij А.I. Pseudomyopia. Моscow: Meditsina; 1973
(In Russian).
14. Тарутта Е.П., Арутюнян С.Г., Смирнова Т.С. Аберрации волнового фронта у детей с миопией и гиперметропией до и после циклоплегии. Российский офтальмологический журнал. 2017; 10 (3): 78–83. doi: 10.21516/2072-0076-2017-10-3-78-83
Tarutta E.P., Аrutyunyan S.G., Smirnova T.S. Wavefront aberrations in children with myopia and hyperopia before and after cycloplegia. Russian Ophthalmological Journal. 2017; 10 (3): 78–83. (in Russian). doi: 10.21516/2072-0076-2017-10-3-78-83
15. Mutti D. O., Hayes J. R., Mitchell G. L., et al. Refractive error, axial length, and relative peripheral refractive error before and after the onset of myopia. Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. 2007; 48 (8): 2510–9.
16. Jin J.X., Hua W.J., Jang X., et al. Effect of outdoor activity on myopia onset and progression in school-aged children in Northeast China: the Sujiatun eye care study. BMC Ophthalmol. 2015; 15 (9): 73. doi: 10.1186 / s12886-015-0052-9
17. Mutti D.O., Mitchell G.L., Moeschberger M.L., Jones L.A., Zadnik K. Parental myopia, near work, school achievement, and children’s refractive error. Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. 2002; 43: 3633–40.
18. Аветисов Э.С., Розенблюм Ю.З., Тарутта Е.П. Профилактика близорукости. Вестник офтальмологии. 1989; 66: 3–5. Avetisov E.S., Rozenblum Yu.Z., Tarutta E.P. Prevention of myopia. Vestnik oftal'mologii. 1989; 66: 3–5 (In Russian).
19. Pan C.-W., Ly J., Zhong H., et al. Ethnic variations in myopia and ocular biometry among adults in a rural community in China: the yunnan minority eye studies. Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. 2015; 56 (5): 3235–41. doi: 10.1167 / iovs.14-16357
20. Rose K.A., Morgan I.G., Ip J., et al. Outdoor activity reduces the prevalence of myopia in children. Ophthalmogy. 2008; 115 (8): 1279–85.
21. Mutti D.O. Time outdoors and myopia: a case for vitamin D? Optometry Times. 2013; 23 (6): 214.
22. Michaud By. L., Simard P. Defining a strategy for myopia control. Contact Lens Spectrum. 2016; 31 (3): 36–42.
23. He X., Zou H., Lu L. et al. Axial length/corneal radius ratio: association with refractive state and role on myopia detection combined with visual acuity in Chinese schoolchildren. PLoS One. 2015; 10 (2): e0111766. doi: 10.1371/journal.pone.0111766
24. Mutti D.O., Mitchell G.L., Sinnott L.T., et al. Corneal and crystalline lens dimensions before and after myopia onset. Optom. Vis. Sci. 2012; 89 (2): 251–62. doi: 10.1097/OPX.0b013e3182418213
25. Goss D.A., Jackson T.W. Clinical findings before the onset of myopia in youth: 3. Heterophoria. Optom. Vis. Sci. 1996; 73 (4): 269–78.
26. Sreenivasan V., Irving E.L., Bobier W.R. Effect of heterophoria type and myopia on accommodative and vergence responses during sustained near activity in children. Vision Research. 2012; 57: 9–17. doi: 10.1016/j.visres.2012.01.011
27. Zadnik K., Sinnott L.T., Cotter S.A., et al. Prediction of juvenile onset myopia. JAMA Ophthalmol. 2015; 133 (6): 683–9. doi: 10.1001/jamaophthalmol.2015.0471
28. Gwiazda J., Thorn F., Held R. Accommodation, accommodative convergence, and response AC/A ratios before and at the onset of myopia in children. Optom. Vis. Sci. 2005; 82: 273–8.
29. Mutti D.O., Mitchell G.L., Jones-Jordan L.A., et al. The response AC/A ratio before and after the onset of myopia. Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. 2017; 58 (3): 1594–602. doi: 10.1167/iovs.16-19093
30. Mutti D.O., Jones L.A., Moeschberger M.L., Zadnik K. AC/A ratio, age, and refractive error in children. Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. 2000; 41: 2469–78.
31. Nevin S.T., Schmid K.L., Wildsoet C.F. Sharp vision: a prerequisite for compensation to myopic defocus in the chick? Cur. Eye Res. 1998; 17 (3): 322–31.
32. Norton T.T., Gamlin P.D. The near response, emmetropia and myopia. Ophthalmic Physiol. Opt. 1999; 19 (2): 79–80.
33. Тарутта Е.П., Арутюнян С.Г., Милаш С.В. Коррекция волнового фронта глаза с помощью контактных линз и их влияние
на аккомодационный ответ. Российский офтальмологический журнал. 2016; 9 (2): 102–7. doi: 10.21516/2072-0076-2016-9-2-
102-107 Tarutta E.P., Arutjunjan S.G., Milash S.V. The correction of eye wavefront using contact lenses and their impact on the accommodative response. Russian Ophthalmological Journal. 2016; 9 (2): 102–7. (in Russian). doi: 10.21516/2072-0076-2016-9-2-102-107
34. Tarutta E., Harutyunyan S., Khandzhyan A., Khodzhabekyan N. Aberrations, accommodation and pseudoaccomodation in myopia and hyperopia. Acta Ophthalmologica. 2016; 94: 256. doi: 10.1111/j.1755-3768.2016.0321
35. Тарутта Е.П., Тарасова Н.А., Арутюнян С.Г., Максимова М.В. Сравнительный анализ величины дистантного и ленсиндуцированного объективного аккомодационного ответа у пациентов с различной рефракцией. Вестник офтальмологии. 2017; 133 (4): 37–41. doi: 10.17116/oftalma2017133437-41 Tarutta E.P., Tarasova N.A., Arutyunyan S.G., Maksimova M.V. Comparative analysis of the magnitude of the distance and lensinduced objective accommodative response in patients with different refraction. Vestnik oftal’mologii. 2017; 133 (4): 37–41. (in Russian). doi: 10.17116/oftalma2017133437-41
36. Нероев В.В., Тарутта Е.П., Арутюнян С.Г., Ханджян А.Т., Ходжабекян Н.В. Аберрации волнового фронта и аккомодация
при миопии и гиперметропии. Вестник офтальмологии. 2017; 133 (2): 5–9. doi: 10.17116/oftalma201713324-9 Neroev V.V., Tarutta E.P., Arutyunyan S.G., Khandzhan А.Т., Khodzhabekyan N.V. Wavefront aberration and accommodation in myopes and hyperopes. Vestnik oftal’mologii. 2017; 133 (2): 5–9. (in Russian). doi: 10.17116/oftalma201713324-9
37. Арутюнян С.Г. Параметры аккомодации и псевдоаккомодации при миопии и гиперметропии в условиях очковой и контактной коррекции. Современная оптометрия. 2017; 103 (3): 29–34. Harutyunyan S.G. Parameters of accommodation and pseudoaccommodation in myopia and hyperopia in the conditions of spectacle and contact correction. Sovremennaja optometrija. 2017; 103 (3): 29–34 (In Russian).
38. Mutti D.O., Mitchell G.L., Hayes J.R., et al. Accommodative lag before and after the onset of myopia. Invest. Ophthalmol Vis Sci. 2006; 47: 837–46.
39. Stine G.H. Variations in refraction of the visual and extravisual papillary zones. Am. J. Ophthalmol. 1930; 13: 101–2.
40. Jenkins T.C.A. Aberrations of the eye and their effects on vision: Part I. Br. J. Physiol. Opt. 1963; 20: 59–91.
41. Collins M.J., Wildsoet C.F., Atchison D.A. Monochromatic aberrations and myopia. Vision Research. 1995; 35 (9): 1157–63.
42. Collins M.J., Wildsoet C.F. Ophthalmic lenses for prevention of myopia progression. US Patent, 6045578; 2000.
43. Schmid G.F. Association between retinal steepness and central myopic shift in children. Optometry and vision science. 2011; 88 (6): 684–90. doi: 10.1097/OPX.0b013e3182152646
44. Benavente-Perez A., Nour A., Troilo D. Asymmetries in peripheral refraction change with emmetropization and induced eye growth. Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. 2014; 55 (13): 2731.
45. Lundström L., Mira-Agudelo A., Artal P. Peripheral optical errors and their change with accommodation differ between emmetropic and myopic eyes. Journal of vision. 2009; 9 (6): 1–11. doi: 10.1167/9.6.17
46. Radhakrishnan H., Allen P.M. Peripheral refractive changes associated with myopia progression. Invest. Ophthalmol. Vis. Sci.
2013; 54 (2): 1573–81. doi: 10.1167/iovs.12-10278
47. Faria-Ribeiro M., Queiro s A., Lopes-Ferreira D., et al. Peripheral refraction and retinal contour in stable and progressive myopia. Optom. Vis. Sci. 2013: 90 (1): 9–15. doi: 10.1097/OPX.0b013e318278153c
48. Gwiazda J., Hyman L., Dong L.M., et al. Factors associated with high myopia after 7 years of follow-up in the correction of myopia evaluation trial (COMET) cohort. Ophthalmic Epidemiol. 2007; 14: 230–7.
49. Donovan L., Sankaridurg P., Ho A., et al. Myopia progression rates in urban children wearing single-vision spectacles. Optom Vis Sci. 2012; 89 (1): 27–32. doi: 10.1097/OPX.0b013e3182357f79
50. Brennan N.A. Predicted reduction in high myopia for various degrees of myopia control. Cont. Lens Anterior Eye. 2012; 35: 14–5.
51. Тарутта Е.П., Ходжабекян Н.В., Филинова О.Б., Кружкова Г.В. Влияние постоянной дозированной слабомиопической
дефокусировки на постнатальный рефрактогенез. Вестник офтальмологии. 2008; 124 (6): 21–4. Tarutta E.P., Khodzhabekyan N.V., Filinova O.B., Kruzhkova G.V. Impact of continuous graduated slight myopic defocus on postnatal refractogenesis. Vestnik oftal’mologii. 2008; 124 (6): 21–4 (In Russian).
52. Филинова О.Б. Динамика рефракции и мышечного баланса у детей на фоне постоянной слабомиопической дефокусировки в бинокулярном и монокулярном альтернирующем формате. Российская педиатрическая офтальмология. 2009; 1: 31–3. Filinova O.B. Dynamics of refraction and muscular balance in children on the background of permanent low myopic defocus in binocular and monocular alternating format. Russian pediatric ophthalmology. 2009; 1: 31–3 (in Russian).

Myopia predictors as a starting point for active prevention of myopia development
E.P. Tarutta — Dr. Med. Sci., Professor, head of the department of refraction pathology, binocular vision and ophthalmoergonomics 1
O.V. Proskurina — Dr. Med. Sci., leading researcher, department of refraction pathology, binocular vision and ophthalmoergonomics 1
N.A. Tarasova — Cand. Med. Sci., senior researcher, department of refraction pathology, binocular vision and ophthalmoergonomics 1
R.A. Ibatulin — Cand. Med. Sci., chief physician 2
A.S. Kovychev — deputy director 2
1 Moscow Helmholtz Research Institute of Eye Diseases, 14/19, Sadovaya-Chernogryazskaya St., Moscow,
105062, Russia
2 Art-Optika LLC, Kakhovka, 33, Moscow, 117461, Russia
proskourina@mail.ru
The review gives a detailed account of research data on myopia predictors. The most reliable predictors include cycloplegic sphere equivalent of axial refraction less than +0.75 D in children under 6 years, the axial length of more than 23.5 mm with the refractive error  +1.0 D, myopic parents, axial length / corneal radius ratio (AL/CR) of less than 3, AC/A ratio over 4 Δ/D, pseudomyopia, heterophoria of more than 4 Δ, peripheral refraction of the nasal half of the eye at 20–30° higher than the temporal refraction in both eyes more than 0.5 D, reduced outdoor activity and high visual activity. Measures of prevention of myopia development are presented: adhering to the regiment of visual activity load, ergonomic stereotypes of near visual work, creation of binocular central and peripheral myopic defocus — positive spectacles or spectacles with Perifocal-P lenses with a central refraction of +0.25 D for permanent wear, home accommodative training exercises, physical exercises and sports, outdoor activity at least 90 minutes a day during daylight hours.

Keywords: myopia, myopia control, myopia predictors, myopic defocus.
For citation: Tarutta E.P., Proskurina O.V., Tarasova N.A., Ibatulin R.A., Kovychev A.S. Myopia predictors as a starting point for active prevention of myopia development. Russian ophthalmological journal. 2018; 11 (3): 107–12 (In Russian). doi: 10.21516/2072-0076-2018-11-3-107-112

Conflict of interests: there is no conflict of interests.
Financial disclosure: No author has a financial or property interest in any material or method mentioned.

Для контактов: Проскурина Ольга Владимировна
E-mail: proskourina@mail.ru
Контакты:
+7-499-723-04-08
ул.Каховка, д.33, корп.1
Назад к содержимому